К содержанию

Сергей Белошицкий и Виктор Косянчук

Сергей Белошицкий и Виктор КосянчукО произошедшем в августе 2012 года убийстве руководителя Херсонского отделения Российского реестра судоходства Геннадия Викторовича Курлова, моментально стало известно во всем городе. Херсон город маленький и эта трагедия стала особенно резонансной.

Сотрудники милиции, ведущие следствие по данному делу, быстро поняли, что из такого убийства можно извлечь личную выгоду, если раскрыть не просто нелепое бытовое происшествие, а целый заговор, с заказным убийством и могущественными, но неизвестными заказчиками.

Именно поэтому к двум задержанным по данному делу киевлянам начали применяться пытки и насилие, с целью выбить из них признание в организации заказного убийства.

Сергей Белошицкий и Виктор КосянчукЖурналисты «Объединения Богдана Хмельницкого» начали своё расследование с дома где жил Геннадий Викторович и где его хорошо знали соседи. Все жильцы дома, с которыми мы общались, говорили нам примерно одно и то же: «Никто ничего не видел», — рассказала Валентина Михайловна, подполковник милиции в отставке, — «это было в 7-15 утра».

В чем же тогда обвиняют двух задержанных киевлян? Адвокат одного из обвиняемых, Наталья Мудролюбова разъяснила нашим журналистам подробности:

«Милиция пытается доказать, что это было заказное убийство», — сказала Наталья, — «Якобы был заказчик, который передал деньги Белошицкому Сергею, тот взял Виктора, как исполнителя и на этом строится следствие. Но нужно учесть, что на Виктора надавили и припугнули, мол, у тебя семья и маленькая дочь, к нему применяли электрошокер. Все люди разные, кто-то, возможно, и не сломался бы под таким давлением, но Виктор не выдержал и подписал показания. После этого Виктор написал несколько жалоб – в том числе в Генеральную прокуратуру, в прокуратуру города Киева. Все эти жалобы касались давления, угроз семье, применения электорошокера».

Продолжая вести расследование дальше, мы попытались найти главную причину практически всех заказных убийств – деньги. Ведь, если, милиция права и убийство совершено по заказу влиятельного бизнесмена из Киева, с которым Курлов не поделил деньги, то следы от таких сделок всегда должны оставаться.Мы попытались выяснить, какие же капиталы имел Геннадий Викторович и какие бизнес дела он вёл.

Первая, с кем мы поговорили по данному поводу, стала вдова Геннадием Викторовича, кто как не она может знать о делах и доходах своего мужа. Обшарпанный вход в дом, находится буквально в двух шагах от качели, где упал, после удара ножом, Геннадий Викторович. Полутемный подъезд и скромная обстановка, тоже не выдает ничего, чтобы указывало на большие доходы семьи Курловых.  Разговоры о бизнесе и сверхдоходах, вызвают скептическую усмешку у Натальи Михайловны.

«У моего мужа нет товарищей, которые владеют капиталами», — сказала она, — «Те товарищи, которых я знаю, они, извините, еле концы с концами сводят. Я прочитала в интернете версию о бизнес-причине убийства. Но во-первых это физически не возможно, все время у него уходило на работу. А кроме этого у нас ребёнок – инвалид. А заниматься бизнесом, на это нужно время, много времени. Я когда услышала об этом бизнесе, я сказала – хорошо, а где же все эти деньги, которые он якобы получил, куда они исчезли? Это бред вообще, я не понимаю, кто такое мог придумать».

Сергей Белошицкий и Виктор КосянчукНе меньшее удивление вызвали разговоры о бизнесе Геннадия Курлова у его старых знакомых. Редактор газеты «Портовик», Анатолий Николаевич, знал его не один десяток лет.

«Когда я читал информацию в интернете о заказном характере убийства, для меня это было просто невероятно», — рассказал наш коллега, — «Я ещё подумал: Гена Курлов, кому он мог перейти дорогу? Ведь роль и значение реестра сейчас ниже плинтуса. Поэтому сказать, что они там как-то влияют на что-то, я бы не сказал.

Мне кажется это стечение трагических обстоятельств. Хотя бы потому что, тот район где жил Курлов, это такое «болото».»

Самый близкий друг Геннадия Викторовича, Александр Каплин высказал не меньшие сомнения в коммерческой версии убийства.

«Мы начинали вместе с Геной, поступали и учились вместе, он был у меня свидетелем на свадьбе, а я у него, был крестным отцом сына. Одно время и работали вместе в регистре. Так вот в отношении версии, что убийство было совершенно из-за денег, мне в это не верится. Вообще вести бизнес в регистре крайне сложно, не говоря уже о том, что нам это прямо запрещено. Гена мне никогда про бизнес ни слова не говорил, да я, честно говоря, и не понимаю, как можно, будучи начальником участка, вести бизнес».

Почти все, с кем мы сталкивались в ходе расследования с большой неохотой шли на контакт с нами, но труднее всего было выйти на разговор с коллегами Геннадия Курлова. Тем не менее, нам удалось переговорить со старшим инженером Российского морского регистра Владимиром Ильичом Займовым. Большого разговора, правда, у нас не вышло.

Максим Тульский«Ведь вы сейчас уедете в Киев?», — спросил он нас, — «Вы уедете, а мы останемся. Зачем нам что-то лишнее говорить? Хотя конечно в моем понимании построить в нашей организации бизнес это сложно. Я не буду утверждать, что это вообще невозможно, может быть, возможно. Но очень сложно».

Примерно такого же мнения оказался и нынешний исполняющий обязанности начальника Херсонского участка Максим Тульский.

«Мне кажется это бытовая трагедия. Случайность», — сказал он.

Чем больше мы пытались разобраться в этом деле, тем больше вопросов у нас возникало к милиции. Поэтому, мы попытались обратится за разъяснениями в Херсонское областное управление МВД.

Сергей Белошицкий и Виктор КосянчукНам хотелось узнать, почему на задержанных оказывалось давление, почему применялся электрошокер, почему администрация СИЗО позволяет работникам следствия приходить и психологически и физически давить на задержанных, по сути, выбивая показания.

Хотелось понять логику следователя, который пытается всеми правдами и не правдами превратить бытовую трагедию в заказное убийство.

Но не следователь, не пресс-служба комментарии нам давать не захотели. Единственное, что нам посоветовали сделать, написать официальный запрос и на него обязательно в течение установленного законом срока, дадут официальный ответ. Ни о каких фактах пыток и избиений в милиции, конечно же, слышать не слышали.

Дополнительную информацию, о методах работы сотрудников правоохранительных органов, мы узнали от жены одного из обвиняемых, которая пережила нашествие милиции на свою квартиру

«Ко мне в квартиру в полвосьмого утра ворвалось десять человек. Меня оттолкнули к стенке, начали кричать и ругаться матом, отобрали все мобильные телефоны и начали без понятых проводить обыск. На все мои просьбы отвести младшего ребёнка к соседке, чтобы он не пугался, мне было грубо отказано. Забрали все компьютеры и женские ювелирные украшения. Обыск продолжался три часа, постоянно угрожали, что размажут меня и детей по стенке.

Я уверена, что мой муж не виновен, это просто какая-то дикость и бред, то, что происходит».

Сергей Белошицкий и Виктор КосянчукЕстественно, что зная о таком количестве нарушений, мы не могли не обратиться в прокуратуру Херсонской области, но и здесь нас ждал сюрприз: пресс-служба прокуратуры согласилась побеседовать с нами…но без камеры и диктофона, в неофициальной так сказать обстановке. Зачем нужна пресс-служба, которая готова говорить только неофициально, мы честно говоря, не очень поняли.

Конечно, есть тайна следствия, но если речь идёт об пытках и избиении людей, то прокуратура не должна отмалчиваться и делать вид, что ничего не происходит. Если человек совершил преступление, он безусловно должен понести наказание. Но если есть милиционер, который пытает и избивает человека, пусть даже и совершившего преступление, он, безусловно, должен тоже понести наказание.

Проведённое нами расследование очевидно показало, что произошедшее в Херсоне явилось трагическим стечением обстоятельств. Двое парней оказались в Херсоне. За поздним ужином они выпили и один из них отправился искать приключений. В конце концов, раним утром, он столкнулся с выходящим на работу Геннадием Курловым, произошла ссора, и во время неё Геннадий Викторович был убит.

Безусловно, это трагедия. Безусловно, убийца должен понести наказание, и, кстати говоря, Виктор не отрицает свою вину в убийстве. Но попытки милиции заставить оговорить себя, не менее преступны. По рассказам всех, кто знал Геннадия Курлова, ни больших средств, ни занятий бизнесом у него не было, а значит, не было мотивов «заказывать» его.

Наша правозащитная организация будет осуществлять контроль данного дела. Мы сторонники справедливого наказания, а это значит не только то, что преступник должен сидеть в тюрьме, а не виновный нет, но и то, что милиционер, который нарушает закон, тоже должен сидеть в тюрьме.

И только общественный контроль способен изменить ситуацию в обществе, где правит закрытая каста милиционеров, прокуроров и судей. Только общество способно заставить их жить и работать по закону.

Все подробности нашего расследования вы можете узнать в видео-материале, в котором собраны мнения участников событий, коллег Геннадия Курлова и его друзей. Объективный взгляд на произошедшее, мнение всех, с кем нам удалось так или иначе переговорить. Смотрите расследование с Богданом Хмельницким на нашем сайте.

Отзывы

Скажите нам, что вы думаете.

Комментариев пока нет.

Трекбеки

Сайты, которые упомянули об этой статье.

  1. Журналистское расследование убийства в Херсоне.

Ваш отзыв

Заполните форму и нажмите «Отправить».