К содержанию

Андрей Калитка

калиткаКогда вечером, 17 декабря 2008 года, 25-летний житель Днепропетровска — Андрей Калитка уходил из дома гулять, он не мог представить, что эта прогулка закончится обвинением в убийстве.

В этот вечер Андрей встретился со своими друзьями и, проведя в их компании немного времени, он ушёл в кафе, где администратором работала его знакомая девушка. Там, за разговорами, он и провёл всю ночь и уже под утро, со своим приятелем по работе, Евгением Лазаревым, они отправились по домам. С этого момента и начинается история, растянувшаяся уже на четыре года.

Врачебные загадки

 В семь часов этого же утра, на улице Образцова, недалеко от своего дома, находят сильно избитую студентку Днепропетровского университета, Катю Криворучко. В книге учёта происшествий Индустриального райотдела милиции города записано: «Обнаружена женщина в состоянии алкогольного опьянения с сотрясением головного мозга».

По первоначальной версии милиции Катя шла пьяной, упала и получила повреждения.

 Скорая помощь, впоследствии, даст справку для суда – девушка была жива, с запахом алкоголя. Об алкогольном опьянении напишут и в истории болезни городской клинической больницы № 6, куда пострадавшую доставит бригада скорой. В справке из больницы указано: речь девушки чёткая и она доступна элементарному контакту. Более того, Катя сама назвала своё имя и адрес.

 Врачи больницы №6 осматривают девушку и отмечают у неё черепно-мозговую травму. Такие травмы в этой больнице не лечат и поэтому девушку отправляют в областную клинику имени Мечникова.

 По логике вещей девушку, с черепно-мозговой травмой, должна была либо опросить милиция, либо сами врачи должны были узнать, где она её получила. Но или врачи спешили, или им дела никакого не было, но девушку никто ни о чем не спрашивает.

 О поверхностном отношении к осмотру девушки говорит и тот факт, что ни в районной, ни в областной клинике не обнаруживают переломов свода черепа. Несколько дней девушка борется за жизнь, но 22 декабря умирает. Уже после смерти, при вскрытии, обнаружатся переломы черепа, которые вместе с открытой черепно-мозговой травмой и кровоизлиянием под мозговые оболочки и в вещество головного мозга стали официальной причиной смерти.

 Характер повреждений явно говорил о том, что девушка не просто шла и упала, а была жестоко избита. Но в течении 5 дней на это закрывают глаза и врачи и сотрудники милиции.

Не обращают внимание и на то, что у Кати сахарный диабет, а значит вполне возможно, что у девушки не запах алкоголя, а запах ацетона, который характерен для больных диабетом.

Уже позже врачи выдадут новую справку, о том, что алкоголя в крови потерпевшей оказалось ноль процентов. Правда справку выдала шестая больница, где таких анализов вообще не проводят, а в истории болезни Кати записано алкогольное опьянение.

 Итак, упавшая около своего дома нетрезвая девушка через пять дней оказывается умершей от жестоких побоев, а врачи, все это время, не могут толком определиться ни с характером повреждений, ни даже с тем – трезвая она или нет, а милиция не находит времени побеседовать с пострадавшей.

акция протеста ОБХЗагадки следствия

Все время, пока Катя лежит в больнице, её отец ходит в милицию, требует возбудить уголовное дело и просит милицию заняться своей работой. Но у сотрудников милиции плотный график – день святого Николая, затем день милиции, заниматься такой ерундой как  избитая девушка скучно, да и откровенно некогда.

Судя по всему – в милиции готовили отказной материал для самой Кати. Мол, шла нетрезвая девушка, споткнулась, упала, ударилась, потеряла мобильный телефон. И только после смерти Кати милиция вынуждена возбудить уголовное дело.

В него попадает протокол осмотра места, где утром 18 декабря нашли Катю. Протокол, с грубейшими нарушениями, составляют дознаватель Семенуха, и оперативный работник Гаврилов. Например, на месте осмотра вообще отсутствуют понятые.

Понятая возникает позже. Маргарита Александровна Суворова рассказала, что она, утром 18 декабря, шла по улице и к ней подошли милиционеры с просьбой подписать бумагу. Бумага, по словам сотрудников милиции, ничего не значит, сама Маргарита Александровна никуда вызываться не будет, в общем — чистая формальность.

Маргарита Александровна ещё некоторое время беседует с милиционерами, которые ей говорят, что происшествие случилось между 23 и 24 часами, затем, она подписывает протокол, не читая его и, конечно же, не видя процесс осмотра.

На месте происшествия, при осмотре была обнаружена бутылка пива. С учётом того, что у девушки травма черепа, нанесённая тупым предметом, логично было проверить эту бутылку хотя бы на отпечатки пальцев. Но бутылка даже не забирается с места происшествия. Зато в больнице у Кати изъяли чьи-то утеплённые женские брюки со следами крови, хотя Катя была одета в короткую юбку. Вопросов по поводу того, какой смысл было Кате нести утром в сумке штаны и кому они принадлежали, у правоохранителей не возникло. Впоследствии штаны уничтожат, а экспертизу по следам крови на них никто проводить не будет.

акция протеста ОБХЗато уже 26 декабря к отцу Кати Криворучко приезжают милиционеры и сообщают, что по сигналу они обнаружили пропавший телефон Кати и точно знают кто убийца. К загадочному телефону мы ещё вернёмся, но отметим, что первый подозреваемый в убийстве – Евгений Лазарев, был задержан только 8 января. Значит милиция в течении почти 2-х недель, точно знала кто убийца и не задерживала его? Видимо снова праздники мешали работать?

8 января сотрудники милиции задерживают Евгения Лазарева по подозрению в убийстве Екатерины Криворучко. Милиция не задаётся вопросом – есть ли хоть какая-то связь между Евгением и Катей? Возникает такое впечатление, что был взят первый попавшийся человек, на которого начали «вешать» нераскрытое дело.

Оперуполномоченные Игнатенко и братья Харченко, поставили себе задачу: побыстрее закрыть дело, и с этой целью, целую ночь, пытали Евгения Лазарева.

Для того, чтобы он подписал явку с повинной его избивали и закапывали в снег, на 20-ти градусном морозе.

Методы «работы» с задержанным дали свой результат, и Лазарев подписал все, что от него требовали. Но явки с повинной уже было мало. Следователь Березинкин прямо говорит Евгению, что один человек его не устраивает и нужна преступная группа.

Ещё некоторое время ушло на «обработку» Лазарева и, в конце концов, он указывает на одного из членов компании по имени Виталий. Вскоре выяснилось, что ни фамилии, ни места проживания Виталия, Евгений не знает, и от этой кандидатуры милиционеры решили отказаться. Следующим кандидатом на члены преступной группировки стал Андрей Калитка.

Евгений Лазарев и Андрей Калитка были не просто знакомы – они вместе работали около 3-х месяцев. Лазарев водителем, Андрей – механиком. Поэтому Евгений знает об Андрее гораздо больше и днём, 9-го января, Калитка был задержан.

Вскоре дома у Андрея проводят обыск. В его ходе изымаются все вещи подряд, но при этом, ни на одной вещи не обнаруживаются никаких следов крови. В дальнейшем в уголовном деле эти вещи так и будут фигурировать списком, напротив каждой из которых будет написано: «следов крови не обнаружено».

 Итак, 8 января, милиция пытками выбивает из Евгения Лазарева самооговор и оговор Андрея Калитки, при этом, не обращая внимания на вещественные доказательства на месте преступления и не утруждая себя доказательствами связи Евгения Лазарева, Андрея Калитки и Кати Криворучко. Более  того, выбивая явку с повинной, следователь обещал Евгению Лазареву, что максимум, что он получит, это условный срок, а Андрею Калитке настойчиво предлагал своих знакомых адвокатов, которые  впоследствии взявшись за дело просто вытянули большие деньги и по сути ничего не делали.

Загадки телефона

акция протеста ОБХОдним из главных аргументов, которым милиция пыталась связать Евгения Лазарева и убитую Катю Криворучко, стал её пропавший мобильный телефон.

Следствие, обнаружившее Катин телефон в Кривом Роге, привязало к нему Евгения Лазарева только потому, что Евгений родом из этого города. Кроме того, согласно выбитым из него показаниям, Лазарев признался, что якобы именно он продал в Кривом Роге мобильный. А через два дня этот терминал перепродали.

Почти сразу обнаружилось, что этот телефон был украден ещё несколько лет назад. Чтобы не огорчать отца, девушка приобрела такую же ​​модель телефона, но без документов. Одна из её подруг сразу заявила об этом, но ее показания явно не вписывались в нужную следователю версию, и он не стал обращать на нее внимания.

Позже адвокаты Калитки выяснят, что в 23.15, в настоящем Катином телефоне меняется Sim-карта, и уже с новой карты совершается несколько звонков. То есть телефон, на то время, уже был в чужих руках!

Этот факт разрушает версию следствия о том, что на Катю напали утром следующего дня во время её общения по мобильному телефону. Впрочем, установить, когда и с кем именно происходили разговоры с похищенного телефона, следователь категорически не желал. Более того, он делает «ход конём» и не включает отца Кати и её подругу в перечень свидетелей, подлежащих вызову в суд, а представителем потерпевшей признает … соседку покойной.

Загадки суда

Казалось, во время суда все эти несостыковки должны выплыть наружу. Для этого достаточно провести все положенные действия: провести экспертизу крови Кати на алкоголь, заказать распечатки разговоров с мобильного телефона, провести экспертизу одежды изъятую у Калитки и так далее.

Но суд предпочитает полностью следовать линии обвинения, не утруждая себя малейшими проверками фактов.

Более того, основной свидетельницей обвинения становится весьма странная особа, по фамилии Голубок. Несмотря на то, что Ирина Голубок жила в доме, расположенном в ста метрах от места избиения студентки, она смогла, темным декабрьским утром, на таком расстоянии, разглядеть точные приметы двух неизвестных. О том, что в 7 часов утра, в декабре месяце, рассмотреть какие-то детали, мягко говоря, тяжело, суд предпочитал не задумываться. Свидетельница указала рост, комплекцию, возраст и даже фрагменты одежды подозреваемых, а спустя несколько недель «вспомнила» такую деталь, как ромбик на шапке. Поразительное зрение, позволяющее в темноте, с расстояния 100 метров разглядеть такие мелкие детали.

Когда адвокаты Лазарева и Калитки начали выяснять подробности, выяснилось, что в апреле 2009 года на улице Осенней того же Индустриального района произошло похожее преступление — неизвестные ограбили гражданина Китая. Чтобы избежать международного скандала, правоохранители по «горячим» следам задержали трёх злоумышленников. Что характерно, все трое жили вблизи того места, где нашли избитую Катю. А один из нападавших оказался сыном свидетельницы № 1 Ирины Голубок!

Сын главной свидетельницы уже давно висел на крючке у милиции, которая до определённого времени не давала его делу ход. В таком подвешенном состоянии он находился точно до конца суда над Лазаревым и Калиткой, после чего сына Ирины Голубок все-таки посадили за ограбление. Видимо у Ирины и сотрудников милиции имелись свои договорённости, потому что сразу после суда над сыном она умирает от сердечного приступа.

Ещё через два месяца в деле появляется новая свидетельница – Елена Красношапка. Показания этой свидетельницы постоянно отличались друг от друга. Сначала Елена говорила, что она пряталась за углом дома и видела, как избивали Катю. Затем, уже на суде, она утверждала, что просто вышла из дома и увидела, как бежит парень в шапке а на шапке белое пятно. Вскоре белое пятно поменялось на два ромба, а затем Красношапка внезапно вспомнила, что отчётливо видела ломаный ромб и звезду.

Показания Елены Красношапки на последнем суде превратились в полный фарс. Не стесняясь она спрашивала, что ей отвечать у своего мужа, сидевшего в зале суда. Все это происходило, не смотря на протесты адвокатов и матери Андрея Калитки.

К слову сказать, муж Елены Красношапки работает барменом в ночном кафе и наверняка имеет какие-то обязательства перед сотрудниками правоохранительных органов.

акция протеста ОБХНастойчивое желание суда прикрыть своих коллег по цеху, заключалось не только в том, что суд выслушивал и принимал странные показания, странных свидетелей. Также как и следствие, суд не стал проводить экспертизу звонков с телефона Кати. Суд даже не стал выяснять – какой же телефон на самом деле принадлежал студентке. Более того, судья Индустриального районного суда Днепропетровска Виктория Игнатенко постановила уничтожить аппарат!

От телефона, который мог стать ключевым вещественным доказательством в деле, решено было избавится без всяких объяснений!

В течении года адвокаты писали во все возможные инстанции пытаясь сохранить важнейшее доказательство. Но сразу после того, как Верховный суд отменил приговор судьи Игнатенко, и направил уголовное дело на новое рассмотрение в тот же Индустриальный райсуд, телефон, вместе с загадочными штанами, был уничтожен.

Индустриальный районный суд не обращал внимание ни на какие обстоятельства, не укладывающиеся в обвинительный приговор. Не было взято судом во внимание и то, что соседи слышали ночью крики и женский плач. Казалось бы, это обстоятельство прекрасно дополняет первоначальную версию следствия: нападение было совершенно между 23 и 24 часами ночи, во время разговора Кати по телефону, с целью его похищения. Но тогда полностью рушилось обвинение Калитки и Лазарева, а такого поворота событий суд по каким-то причинам допустить не мог.

Именно по этим причинам суд не обращал внимание на явные несостыковки в деле.

Именно по этим причинам суд не хочет выяснять, в какое время совершенно нападение.

Именно по этим причинам суд не просто не требовал распечаток переговоров с телефона Кати Криворучко, а, в конце концов, уничтожил сам аппарат.

Именно по этим причинам суд не обращал никакого внимания на показания Лазарева, в которых он прямо говорил, что следователи пытали и заставили оговорить самого себя и товарища.

Именно по этим же причинам суд не слышал Андрея Калитку, который из заседания в заседание, вплоть до своего последнего слова, отрицал своё участие в данном происшествии.

акция протеста ОБХТакие обстоятельства известны многим из тех, кто столкнулся с украинским правосудием. Обстоятельства зовутся – коррупция.

Те, кто так или иначе сталкивался с этим делом практически сразу делают вывод из этого обилия загадок, нелепостей и несостыковок.

Видимо нападение на Катю Криворучко было совершенно именно поздно ночью 17-го декабря. Именно тогда соседи слышали крики и женский плач. Видимо милиции было некогда заниматься своими обязанностями, и только смерть Кати заставила их шевелиться. Наверное, благодаря телефону Кати настоящий убийца был довольно быстро вычислен. А дальше могла начаться знакомая для многих история: обвиняемый в убийстве откупается от милиции. Милиции нужно закрывать дело и она берет буквально первого попавшегося человека и силой принуждает его оговорить себя.

Это все только наши догадки, но как показывает практика наших расследований, такие догадки почти всегда близки к истине.

На примере отдельно взятого суда Индустриального района Днепропетровска можно сделать вывод, что и милиция, и прокуратура, и суд является прочным монолитом. В этом, отдельном от остальных жителей Украины, мире рука руку моет – и не важно, какая это рука милицейская, или прокурорская, или судейская.

Важно, что одолеть такой монолит можем только мы. К сожалению, у нас в стране правоохранительная система не работает, вернее, работает на свой карман. Поэтому мы должны объединиться и вместе дать бой этой системе, озвучивая факты коррупции и неправомерных действий.

Только таким образом мы можем заставить систему изменить своё отношение к нам и пересмотреть несправедливые приговоры, вынесенные коррумпированными судьями в результате выбитых показаний.

«Объединение Богдана Хмельницкого» твёрдо намерено и дальше помогать мужественной матери Андрея Калитки в ее борьбе с этой системой кумовства и взяток.

Вместе с ОБХ и десятками матерей, Лидия Ивановна Калитка уже принимала участие в акции протеста около Генеральной прокуратуры, где ее жалоба была принята сотрудниками ведомства.

Вместе с Богданом Хмельницким, Лидия Ивановна участвовала в передаче «Говорит Украина», где на всю страну прозвучала страшная история невинно осуждённых парней.

В самое ближайшее время начнётся новый суд по делу Андрея Калитки. Правозащитники «Объединения Богдана Хмельницкого» намерены взять под особый контроль это дело, с тем, чтобы воспрепятствовать новым фактам кумовщины в суде и добиться справедливости для Андрея Калитки.

 

 

Отзывы

Скажите нам, что вы думаете.

Комментариев пока нет.

Трекбеки

Сайты, которые упомянули об этой статье.

Трекбеков пока нет.

Ваш отзыв

Заполните форму и нажмите «Отправить».